Народ казачий жив не только славой дедов, сколько делами своими, славы этой достойными.

Народ казачий жив не только славой дедов, сколько делами своими, славы этой достойными.

Периодически в мировой истории начинают происходить такие процессы, в результате которых мир начинает меняться. Причиной этому становится потребность духовного переосмысления как мировой истории и её связи с временами нынешними. Современная мировая цивилизация многогранна, но в ней всегда должно быть место вечным общечеловеческим ценностям, моральным ориентирам, которые должны непременно передаваться из поколения в поколение. У каждого народа, каждого нормального человека есть духовная опора, которая дает ему возможность быть человеком в самом высоком смысле этого слова.  Именно о  том, что является этой опорой пойдет рассказ, о том пути, который прошла и продолжает идти казачья община, о том, что соединило людей разных возрастов, разных профессий, разных по социальному положению.  Казачество, казаки, история которых неразрывно связано с многовековой историей русской нации, российского народа по-прежнему будоражат умы людей, понуждая их вновь и вновь обращаться к этому феноменальному явлению. Для кого-то это неизведанная территория, наполненная между тем массой героических фактов и легенд.   Для самих же природных казаков, весьма ревниво относящихся к своей идентичности, это история своего рода, это генетическая и приобретенная память, это образ жизни и смысл сосуществования. Безусловно, 100 лет назад революционный ураган многое разметал, многое уничтожил, в том числе и казачество, как сословие, но как народ казаки никуда не исчезли с лица земли. Они были, есть и будут, пусть не в том количестве, не в той форме, но они есть и от этого никуда не денешься. Даже те, люди, казаки по происхождению, которые не включаются активно в возрождение казачества,  весьма отчетливо осознают себя казаками. Казаком трудно, почти невозможно стать – им надо родиться, но и этого мало. Казак не может по своим духовным качествам жить обособленно, это тип общественных людей, это, прежде всего представитель воинского клана, а известно, что один в поле не воин. Вот и тянуться соплеменники друг к другу, объединяются  в хутора и станицы, далее в округа и региональные войсковые обществ

Казачья община Приморского района совсем молодая, ей чуть более 5 лет. Не то, чтобы и прежде в этом районе о казаках не слыхали, но активной деятельности они тут не вели. После Постановления Верховного Совета о реабилитации казачьего народа в 1992 году началось возрождение казачества в Санкт-Петербурге. Много воды утекло с тех пор, много было станиц, много славных дел свершено. Время идет, какие-то общины распускаются, умирают ветераны, исчезают станицы, ведь Санкт-Петербург не Донская область, здесь нет компактных казачьих поселений. В 2012 году с десяток казаков, корни которых на Дону и Тереке образовали хутор «Приморский», сперва для совместного общения и взаимной помощи, но со временем хутор стал разрастаться. С ростом численности выросли и цели. Община стала юридическим лицом, часть её вошла в реестровое казачье общество, которое стало действовать уже в рамках Федерального Закона №154-ФЗ «О государственной службе российского казачестве».  В числе главных задач хуторское общество поставило своей целью сохранение самоидентификации и создание положительного образа казака в городском обществе.  Сказать, что выполнять поставленные задачи было трудно, это, значит, ничего не сказать. К этому времени деятельность многих известных станиц 90-х годов , такие как «Платовская», «Невская» практически угасла. Государственной помощи нет, а на голом энтузиазме в каменных джунглях долго не протянешь, не степи и леса. На первый план повылезали так называемые «ряженые» казаки, для которых кроме само-пиара и извлечение дивидендов от казачьего бренда никаких других целей не было. В погоне за субсидиями, льготами, политическими целями эти «атаманы» и «казачьи генералы и полковники», получившие чины не ведомо как, совсем не обращали внимания на казачьи обычаи и традиции, особенно те, которые не казачьего рода. Реакция общества была предсказуема – в Санкт-Петербурге не было и нет казаков, а те ,что есть суть пришлые маргиналы, «ряженые» казаки, с которыми лучше не связываться и добра от них ждать нечего. Немногочисленные общества реальных казаков,  такие ОКО «Казачья стража», станицы «Казанская» , «Георгиевская», «Ивановская» были слишком малочисленны, чтобы изменить ситуацию. Сами же казаки из этих станиц никуда не пропали, они просто перестали видеть смысл в такой деятельности, которая без надобности государству. Положение усугублялось тем, что в СЗФО нет казачьего войска, а значит нет вертикали управления.

Правление хутора при поддержке казаков поставило перед собой амбициозные задачи: создать внутри общества атмосферу, которой так жаждут казаки, сделать так, чтоб городские власти  и общественность поверили в потенциальные возможности казаков, чтобы вырос авторитет казака в обществе и чтобы сами казаки гордились принадлежностью к общине. Как и всякое стоящее дело мы начинали с планирования. Прежде всего, реестровым казакам нужна форма одежды, которую они могли бы носить по законному праву, нужна система управления и материальная база,  ресурсы для организации всяческих мероприятий, а на это нужны деньги.  Просить не стали ни у кого, создавали свой фонд путем взносов, выполняли всякие договорные работы. Через некоторое время в хуторе было более трех десятков казаков, а это уже эскадрон почти. Наличие формы дало возможность казакам принимать участие в охране общественного порядка, в обеспечении безопасности массовых гуляний, фестивалей и всяких сборов, а это уже и известность, и кое-какие средства для развития.  Не пренебрегали хуторяне и участием в ярмарках Но это путь тупиковый, дело хоть и нужное, но не самое интересное для казака.  К концу 2014 года в хуторе собралось более 70 человек надежных и главное знающих чего хотят казаков. В силу отсутствия в городе основы для государственной службы заключить договора с федеральными органами власти и исполнительной власти было невозможно.  Нужно было найти что-то иное. И мы нашли. Казаки военные люди, а значит, должны и себя поддерживать в форме и других учить военному делу. Так в хуторе зародилась военно-спортивная служба, в состав которой вошла секции конному спорту, боевым казачьим воинским искусствам, военно-прикладному спорту. Казаки стали тренироваться сами и заниматься с детьми, как со своими казачатами, так и прочими. Местом для занятий избрали Орловский песчаный карьер, названный так  по имени находящейся рядом родового поместья казачьих генералов из рода Орловых-Денисовых. Казак без интересного дела сникает, только ощущение нужности и полезности бытия разжигает в его душе и теле тот самый казачий огонь, который и отличает его от прочих сограждан, на одних легендах ведь далеко не проедешь.   Можно сколь угодно рассуждать о современной армии, технологиях, но только когда ноги в стременах и в руках повод казак чувствует себя казаком, именно тогда срабатывает генетическая память и уже без надобности анализ крови на ДНК, все сразу видно.  Как-то раз я принес на занятия шашку, которую предварительно заточил правильным образом. В далеком детстве мой дед терпеливо учил меня  рубке в пешем порядке и с коня, я, грешным делом считал, что за 50 лет все навыки утерял. Ан, нет, стоило поставить перед собой лозу, как рука сама собой правильно и точно произвела удар. Сказать, что казаки до этого не видали шашки, нельзя, видали, конечно, но больше таскали на праздники для антуража. А тут настоящая рубка.  Понравилось всем, но не все смогли освоить искусство рубки должным образом, ну а кто освоил стали приобретать всякими способами шашки и можно сказать  спать с ними.   Артем Грехов, Стас Тарасенко, Роман Жарков, Виктор Алексеев, Андрей Смирнов, Алексей Кукурузяк, Павел Целиков образовали настоящую команду и дело пошло. Мы организовали первый городской турнир по рубке «Атаманский клинок» памяти атамана графа В.В. Орлова-Денисова, на который пришло 18 человек, а уже через год число участников выросло до 40.  Наши ребята стали вовлекать молодых казаков из других станиц, прежде всего, из «Адмиралтейской-Невской», «Гребенской». За год приемам рубки лозы, веревок, глины обучилось более 70 человек. Это обстоятельство послужило причиной создания Санкт-Петербургского спортивного союза казачьих боевых искусств.  Ныне мы частые гости на больших праздниках, фестивалях  и массовых гуляниях. Яркие костюмы, статные казаки, лихо расправляющиеся с мишенями под заводную казачью музыку весьма привлекательное зрелище.  Дошло до того, что мы научили азам рубки  двух заместителей губернатора. Вслед за шашкой и конями последовали стрельба, ножевой бой, рукопашный бой, нагайка, метание дротиков, поединки на мягких мечах. Мы стали выезжать на турниры в другие регионы страны и привозить оттуда главные призы. Так хутор славиться делами казаков, а казаки ревностно блюдут честь и славу своей общины. Люб не тот казака, что громче всех кричит, а тот, кто с песенкой хорошо делает свое дело, прекрасно понимая, что по его поступкам, хорошим или плохим судят  обо всем казачестве.

Заслуживает внимания история казака Романа Жаркова, до прихода к нам он, бывший спецназовец ВДВ, из холодного оружия знал только нож, ну и топор-колун. Однако, очень быстро научился рубить шашкой, работать кнутом и нагайкой, а потом освоил верховую езду, и теперь без преувеличения лучший по рубке с коня во всей округе. Казачья шашка пробуждает неведомые до того, пока ей не коснешься, чувства, тренирует глазомер, реакцию, координацию и вообще улучшает качество человека. Это так.

В делах веселых нельзя забывать и о службе.  По просьбе администрации района мы образовали добровольную народную дружину «БАЛТИЙСКАЯ ЛИНИЯ» в составе 42 человек.  К службе, хоть и волонтерской,  казаки отнеслись серьезно, и по итогам 2016 года дружина была признана лучшей среди ДНД «Санкт-Петербурга», что само по себе приятно, но и премия в 100000 рублей очень даже пригодилась нам в строительстве казачьего стана.  На этом история не закончилась. У нас естественным образом сложились добрые отношения с местной властью МО Коломяги, там, где и находится хуторское общество. Нам стали поручать кое-какие общественные дела, привлекать к общественной жизни муниципального района, участию в охране порядка в дни выборов, проведению военно-патриотических слетов. Наше старание и качество работы было по достоинству оценено главой администрации В.Д. Крыловым, и в скором времен муниципалитет заключил с нами договор на профилактику правонарушений , экстремизма и терроризма. Теперь казаки парным дозором обходят по вечерам с 19.00 до 23.00 территорию образования, тщательно контролируя порядок во дворах и на улицах. Это и полезное дело, сближающее казаков с властями и народом, и  существенный способ пополнения казны общины. Казак без веры не казак, отсюда тесные взаимоотношения с официальным  духовником хуторской общины иереем Алексеем Галкиным, которого очень любят в нашей общине, с отделом по делам казачества Санкт-Петербургской Епархии в лице отца Дмитрия Василенкова.  Казаки частые участники многих и многих мероприятий проводимых епархией  в  нашем городе.

Со временем хутор «Приморский» стал приобретать известность и желающих вступить в него, несмотря на строгие критерии приема, стало много, причем  люди шли из других районов города. Тогда мы создали хутор «Царскосельский» в Пушкинском районе и станицу «Екатерингофская» в Адмиралтейском районе, которые вместе с нашим хутором образовали юртовое общество «БАЛТИЙСКАЯ ЛИНИЯ».   Именно РКО «БАЛТИЙСКАЯ ЛИНИЯ» инициировало создание информационно-аналитического центра  Коллегию ветеранов казачьего движения Санкт-Петербурга и Ленинградской области. Вместе с Коллегией, в составе которой оказались опытные заслуженные люди, знающие проблемы казачества, юрт стал работать над объединением казачьих обществ Санкт-Петербурга и Ленинградской области.  Дело в том, что в июне 2016 г. атаман казачьей общины города и области  А.Г. Крамарев сложил с себя полномочия и община, по сути, осталась без управления и без структуры. Пришлось в этом смысле все организовывать с нуля.  В результате очень непростой работы Коллегии удалось организовать Учредительное собрание нового органа управления Совета атаманов и представителей казачьих обществ Объединенной общины  Санкт-Петербурга и Ленинградской области, избрать атамана, утвердить временное Положение. Сегодня, как Коллегия, так и Совет атаманов общины официально признаны на всех уровнях власти, Епархией и большинством казачьих обществ, стремящихся к объединению. В этой заслуга не только членов Коллегии, но и атаманов С.И. Жилина, Р.И. Шаталова, В.М. Жилина, Д.А. Мухина, А.С. Каргинова, А.В. Драгуна, Е.Ф. Федорова, О.А. Кукушкина, Д.Э. Юрченко, Д.Ф. Карпушина

У Объединенной общины большие планы. Прежде всего, это создание войскового казачьего общества на земле Северо-Западного Федерального округа, создание этно-культурного многофункционального казачьего центра в Приморском районе Санкт-Петербурга, создание материальной базы для развития казачества, организации государственной службы казаков, создание базы для творческих казачьих коллективов. В работе по реализации этих планов  надежным помощником общине всегда будут казаки хутора «Приморский» и РКО «БАЛТИЙСКАЯ ЛИНИЯ».  Северная столица Российской империи, Санкт-Петербург и весь Невский край так тесно связаны с историей казачества, что не замечать это невозможно. Ливонская война, семь русско-шведских войн, оборона крепостей Корела, Старая Ладога, Копорье, легендарное стояние казаков в Тихвинском  Успенском монастыре в Смутное время, войны  с Финляндией оставили много памяти. Лейб-гвардии Его Величества казачий полк, Лейб-гвардии Его Высочества Атаманский полк, Императорский Его Величества конвой, Сводный казачий полк, дислоцирующиеся столетиями в Санкт-Петербурге  есть бриллианты на звездах побед российской державы. Очень надеемся, что Комитет по межнациональным отношениям Санкт-Петербурга, Председатель рабочей комиссии по делам казачества, вице-губернатор  А.Н. Говорунов, хорошо понимающих потенциал казачества, умеющие с нами работать, окажут весомую помощь в активизации казачьего движения.

2017-02-24T14:47:27+00:00 Февраль 8th, 2017|